Сегодня: Суббота 24 Август 2019 г.

Вдоль по Ленинской-Кесареевской

№№88-90 2 Август 2019 г.

(Продолжение. Начало в № 85-87 от 26 июля).

Улица Ленина – одна из самых протяжённых в городе. Если верить спидометру автомашины, её длина составляет более двух километров. Поэтому и уличкомов здесь тоже два. С сотого дома и до конца улицы присматривает за порядком и откликается на различные просьбы жителей Валентина Алексеевна Черепнина. История её семьи связана с известными в городе фамилиями Балалаевых и Захаренковых.

- Парфён Никитич и Нина Никитична Захаренковы проживали в Бетлице и были раскулачены, сосланы на Украину. Когда вернулись обратно, решили обосноваться в Песочне, стали строить дом на ул. Ленина – большой и просторный, так как в семье было 9 детей, - рассказывает Валентина Алексеевна. - А впоследствии три дочери и три сына Захаренковых также обосновались на улице, возвели свои дома. Трое сыновей Парфёна Никитина – Сергей, Иван, Яков – ушли на фронт, были награждены орденами и медалями. Во время войны в доме деда под №165 располагался штаб. В 80-х годах деревянное строение было снесено, а на его месте младший сын – Николай, построил кирпичный дом.

Много лет спустя Валентина Черепнина вновь вернулась на улицу, где прошло её детство. Вместе с мужем – Геннадием Александровичем, отремонтировали купленный дом, обустроили территорию. И сейчас домовладение уличкома служит примером для остальных жителей. На обкошенной лужайке перед домом №130 растут деревья, выращиваемые в японском стиле. Каждую весну их подвергают стрижке, так что крона, к примеру, у сосны напоминает круглый пушистый шар. В палисаднике и в вазонах, украшающих веранду, - радуга цветов.

- Переехав на улицу Ленина, посадили сад, теперь собираем большой урожай яблок, вишен, груш. Построили два парника – выращиваем овощи, картофель. Участки позволяют. С огорода всё натуральное и экологически чистое, - говорит Валентина Алексеевна.

В старые добрые времена на месте её дома рос густой лес, постепенно люди стали отвоёвывать территорию. Лес и сейчас шумит за огородами по левой стороне улицы, а вот с правой земли освоили – здесь располагаются новые улицы частного сектора.

За последние два десятилетия улица Ленина перестала «идти» в лес, остановившись на ??? доме. Сейчас протекает внутренний процесс перестройки – на месте старых усадеб строятся новые дома, обустраиваются старые. И всё же много ещё хат с нарядными наличниками, верандами, которые отражают тот уклад жизни, который казался нашим предкам идеальным 70-100 лет назад.

В одном из таких домов проживает Алексей Степанович Горбунов – старейший житель улицы. Осенью ему исполнится 85. Он сидел на лавочке перед домом под раскидистой рябиной, усыпанной красными гроздьями.

- Это мы с женой сажали – Риммой Васильевной, - делится Горбунов. – Она была учительницей, многим детям открыла дорогу в жизнь.

Алексей Степанович поглаживает большого красивого кота, который расположился с ним рядом. И тут же рассказывает смешную историю:

- Моя дочь живёт в Людиново, однажды привезла мне котёнка. Назвали Тимоней. Оказалось, кошка. Так и живёт у меня Тимоня уже лет 16, спасает урожай от мышей.

Алексей Степанович рассказывает свою семейную историю. Его отец, Степан Иванович, родом из д. Верхняя Песочня, окончил церковно-приходскую школу, а вот мать – Наталья Егоровна, была неграмотной. В 20 лет (в 1927 году) отца призвали в армию, где он «задержался» на 10 лет. Служил в войсках связи, перевёз по месту службы семью. В Витебске родился Алексей и его брат. Мама прошла учёбу в школе по ликвидации безграмотности – ликбез. В Киров вернулись в 1937 году, купили на ул. Ленина «два окна» в доме на два хозяина, где проживала семья Семянищевых. Глядя на это маленькое помещение, в котором значительное место занимала русская печь, трудно представить, как тут помещалось пять человек.

- Садились за стол – ели из одной чашки, - рассказывает Горбунов о порядках, которых придерживались в крестьянских семьях. – Ели похлёбку из картофеля, «капусту» - щи, делали картофельную запеканку, кашу, квашеную капусту.

- Помню, как родители нарядили меня по-городскому – в матроску и короткие чёрные штанишки – и поехали в Верхнюю Песочню в гости. Все мои братья разбежались, увидев меня такого модного, и никто не хотел со мной играть. Бедность была ужасная. А когда мы вошли в дом, там был земляной пол. Так жили люди.

Для Алексея Степановича война разделила время на «до» и «после».

- Там, где сейчас швейная фабрика, стояло 2-этажное здание милиции. Когда разнеслась весть о начале войны, все коммунисты собрались в милиции. Они добровольцами ушли на фронт, в том числе и мой отец. Больше я его не видел, а потом пришла похоронка – погиб под Сталинградом, - говорит ветеран.

Семью эвакуировали в Мещовск, в д. Каменка Алексей пошёл в школу. Вернулись домой, когда освободили город. В каждом доме вместе с жителями жили зимой и солдаты, в их доме 7-8 человек спали на полу, они защищали город.

- Как идут в наступление на Большую Речку, смотришь, 2-3-х нету, - вздыхает Горбунов.

В лесу за хатами стояла артиллерия – сорокопятки. Были и кавалеристы, возможно, по предположению Горбунова, вышедшие из окружения бойцы армии Белова. С ними связано два наиболее ярких воспоминания военных лет, оставшихся в памяти с детства.

- Конники неподалёку от нашего дома поили у колодца коней, и тут показался немецкий самолёт-разведчик «Фоке Вульф». Он прошёл над улицей, а потом вернулся и сбросил три бомбы. Мы, мальчишки, бросились врассыпную. Конники не пострадали, я чудом остался жив – бомба разорвалась рядом с домом, развалила нашу печку - вспоминает он. – А однажды я стал свидетелем боя. Немцы атаковали, и я увидел, как наши солдаты вылезают из окопов и бегут. Наперерез им выскочил всадник на коне и смог их остановить. Были и несчастные случаи. В доме Щербаковых солдатик стал перезаряжать ружьё, а оно и выстрели. Пуля убила хозяйку дома.

Немцы стояли в Б.Речке, а наши – в Покрове. Когда фронт перешёл в наступление, досужие мальчишки заглянули в окопы. Им предстала страшная картина – траншея вся была усеяна телами погибших.

- Хочу обратиться к поисковикам, чтобы они поработали в тех местах, - высказывает просьбу Горбунов. – А тогда я принёс домой автомат, чтобы сражаться с фашистами. Мать меня за ухо и в милицию вместе с этим автоматом.

Послевоенные годы – голодные. Мальчишки собирали грибы, щавель. До 1947 года кировчане ночью приходили в заводской сквер - занимать очередь за хлебом. По карточкам давали по 300 гр. хлеба на человека. Буханки были 2-килограммовые. И однажды Алексей по пути домой сам не заметил, как съел довольно приличный кусок. Ох, и ругала его мама! Она одна растила троих мальчишек.

Можно сказать, что спасла семью корова. Коров привезли из Германии и передавали деревенским взамен утраченных. Дали и семьям Горбуновых из Верхней Песочни. (У них четверо мужчин ушли на фронт, двое не вернулись).

- Это была большая белая корова с чёрными пятнами, - продолжает рассказ ветеран. - Вот тогда жить стало повольнее. Но сколько надо было заготовить для неё корма! Давали луга, а косили и сушили сено сами. Нам, мальчишкам, пришлось потрудиться. Жили в этот период за счёт огородов. Мука в магазинах не продавалась. На ул. Пушкина ( сейчас Чурилина) стояло длинное здание – пекарня. Там работал старший Захаренков. Он иногда приносил небольшой кусочек свежего хлеба и раздавал его голодной ребятне. Помню до сих пор.

После войны город начинает восстанавливаться. Горбуновы достраивают в доме ещё три окна. И таким – просторным и уютным – он остался и по сей день.

А Алексей отслужил в армии, поступил в Вольское военное училище, получил специальность техника. Обслуживал учебно-тренировочный истребитель, на войне его называли «бронированный танк». Он хотел продолжить службу, но мама попросила вернуться домой – болела. И Алексей Степанович устроился на ЧЛЗ, где его отец до войны работал на коммутаторе, обеспечивая связь. Работая в сборочном цехе, Алексей год от года повышал своё мастерство, ему присвоили звание «Мастер – золотые руки». Он был слесарем 6-го разряда – наивысшего. Вся трудовая биография связана с чугунолитейным заводом. Алексей Степанович каждый день ходил по улице Ленина на работу.

- Где сейчас музей, стояла длинная столовая, где была редакция, располагалась почта, - вспоминает он.

Диана СЕМЯНИЩЕВА.

Фото автора.

Продолжение в следующем номере.