Сегодня: Среда 11 Декабрь 2019 г.

На улице Мичурина я отдохну в тени

№№130-141 29 Ноябрь 2019 г.

В этом году городу Кирову исполнилось 275 лет. В честь этого события редакция газеты "Знамя труда" предлагает читателям принять участие в проекте "Вот эта улица, вот этот дом..." и вместе написать Летопись родного города.

Ждём от старожилов воспоминаний об улицах, на которых они выросли, об интересных и знаменитых людях, которые на них проживали, о мастерах и ремесленниках, славившихся в городе. Будем рады, если Вы сохранили семейные предания и легенды, передававшиеся из уст в уста.

Мы готовы записать ваши рассказы, ждём писем и звонков.



· Улица им. Мичурина расположена в частном секторе города Кирова.

· Улица названа в честь известного биолога, учёного-селекционера Ивана Владимировича Мичурина (1855-1935). Мичурин - родоначальник первого в России питомника по выведению новых культурных сортов плодовых деревьев и кустарников из семян. На его счету более 300 сортов, а на выведение одного сорта требуется не менее 20 лет. И сейчас сорта Мичурина пользуются популярностью. Среди яблонь - Антоновка, Кандиль-китайка, Ренет бергамотный, Славянка; среди груш - Бере зимняя Мичурина, Бергамот-Новик, Суррогат сахара; среди слив - Ренклод золотистый, Ренклод реформа, Терн сладкий. Иван Мичурин добился главного – получил зимостойкие сорта плодовых деревьев, винограда.

Известное высказывание учёного: «Кто не владеет техникой какого-нибудь искусства, науки или ремесла, тот никогда не будет способен создать что-нибудь выдающееся...»

· Улица им. Мичурина разделена на три части. Чётная и нечётная стороны разделены оврагом и искусственным водоёмом.

· Нечётная сторона разделена дорогой, соединяющей ул. Весеннюю и ул. им. Фрунзе.

· Предположительно, первые дома на нечётной стороне у оврага появились между 1910 - 1920 годами. Активная застройка улицы приходится на 1946-1960 годы.

· С 2007 по 2010 годы силами жителей сделано благоустройство улицы. Построена плотина, организованы зоны отдыха для взрослых и детей.

· В 2018 году на улице завершено строительство центральной канализации.

· Подготовленная краеведческая публикация в основном охватывает жизнь улицы со 2-го по 24-й дом по чётной стороне и с 1-го по 27-й по нечётной стороне (после перекрестка с ул. Фрунзе расположены дома с нумерацией 29 - 45).

Зимнее приключение

Усталые февральские сумерки. Снег уже не радует. После оттепели он лежит вокруг бугристым, неопрятным настом. Черные деревья в летаргическом сне. Они не замечают, как по-хозяйски кружит вокруг них ветер: ломает сучья, качает кроны. Высокие ольхи скрепят и кренятся под резкими порывами. Завывая от восторга и безнаказанности, ветер отталкивается от снежного наста, уносится в хмурое небо. Там, вечно подвластные его воле, неведомо куда мчатся серые, унылые тучи.

Мимолётная оттепель сыграла дурную шутку с дорогой. Крепко укатанный за зиму путь подтаял днём и к вечеру превратился в сплошную ледяную гладь. Ни проехать ни пройти!

По ледяной дороге, передвигаясь маленькими шажками, идут две девочки. Старшая, уже подросток, в одной руке несёт сумку с трёхлитровой банкой молока, другой рукой поддерживает младшую. Меньшей - не больше пяти лет. На ней объёмная коричневая шубка перетянута поясом, на ногах валенки с резиновыми галошами. В начале 90-х раздобыть детские сапожки с антискользящей подошвой могли не все.

Малышка идёт медленно, стараясь не отрывать ноги от дороги. То правый, то левый валенок осторожно скользит вперёд. Сестра крепко поддерживает девочку, но ей и самой не сладко. Балансируя на ледяной дороге, старшая несколько раз чуть не уронила банку с молоком.

Медленно, но вполне благополучно, им удалось пройти через проулок от улицы им. III Интернационала до улицы им. Мичурина. Но там, на краю оврага, сёстрам пришлось остановиться и призадуматься. Как весело было днём кататься с этой чудесной ледяной горки! Сейчас совсем невесело. Чтобы попасть домой, им нужно осторожно спуститься вниз по укатанному ледяному склону, перейти через овраг и вновь подняться. И всё это нужно проделать так, чтобы уберечь молоко. В сомнениях юные путницы ходили вдоль склона около получаса. Становилось всё темнее. Черные силуэты деревьев глубже кутались в февральскую мглу. На скользком склоне уже невозможно было рассмотреть редкие безопасные островки с неутоптанным снегом.

Надо поторапливаться, а то мама начнёт волноваться. Решили рискнуть. Старшая сестра села на самый край ледяной горки, на колени поставила сумку с молоком. Затем усадила к себе и младшую девочку, крепко обняла руками её и сумку с молоком. Сёстры решили съехать с горы, а банку спасти, зажав между собой. Младшая зажмурила глаза, и их болид полетел вниз...

Но овраг на ул. Мичурина не так прост. Его склон - высокий и бугристый. На полной скорости девочки подпрыгнули на подвернувшемся бугорке, как на трамплине. Сцепка распалась, банка ударилась о лёд и лопнула, молоко вылилось на сестёр. Мокрые и испуганные, они осторожно выбирались из снега на дне оврага. Теперь предстояло решить куда идти: в город к маме или назад к бабушке? Единогласно постановили, что за разбитую банку бабушка будет ругать меньше. Да и идти до неё ближе. Девочки понуро отправились в обратный путь... Они тихо рассуждали, что летом, когда на склоне растёт земляника, а бабушка полощет бельё в ручье, овраг намного дружелюбнее.

Вот такой была улица Мичурина моего детства. Она была излюбленным местом детских игр и приключений. И сама она умела подшутить над детворой. Такой она была с самого начала, когда в пятидесятых годах, во время застройки чётной стороны, сюда приехало много молодых семей с детьми. Но девочки, конечно, об этом не знали. Не знали они и того, что ольхи, безучастно взирающие на их беду с высоты, когда-то были совсем маленькими...

Когда деревья были маленькими

По воспоминаниям кировчан, до войны между улицами им. III Интернационала и им. Чурилина (современное название) было поле. Частично его распахивали под огороды. После завершения Великой Отечественной войны многие жители окрестных деревень перебирались в Киров. В городе действовало два больших завода, значит, была работа. Возникла необходимость наделить новых горожан землёй, а также расселить коммуналки и бараки. Семьям выделялись участки под строительство дома. Так, в 1946 году значительно удлинилась нечётная сторона ул. Мичурина. На берегу широкого оврага выросли новые дома. Внизу протекал полноводный, глубокий ручей. Местные называли его Вилюй или Карасёв ручей. В нём, на радость мальчишкам, водились караси, пискуны и гольцы. Улица получилась просторной и светлой. Олешник, который тенистой стеной окружает мичуринцев сейчас, тогда даже не начал расти. Первые тоненькие ольхи появятся у оврага ближе к 60-м годам.

Улица, разделённая оврагом, всегда зависела от состояния переправ через ручей. Одна из них находилась у дома Кузьминых по нечётной стороне и называлась просто - Кузьмина кладь. Другая пересекала ручей у домов Родичевых и Кублицких. Левее Кузьминой клади находился брод. Через него проезжали на телегах цыгане и даже автомобили. Но во время весенних паводков или сильных ливней брод и Кузьмина кладь уходили под воду. Жителям приходилось делать большой крюк через улицу им. Фрунзе или через улицу им. Максима Горького. Во время "большой воды", 30 марта, в семье Родичевых родилась младшая дочь Надежда. Иван Родичев был вынужден приобрести высокие рыболовные сапоги, чтобы по дороге из роддома пройти через разлившийся ручей с новорождённой на руках. Супруга Раиса и сестра Ивана - Вера, отправились в обход.

Участки на правом берегу ручья нарезались под строительство в середине 50-х. Среди первых жителей чётной стороны - семьи Ефимочкиных, Лифаненковых, Родиных, Литвиновых, Горышевых, Зарубецких, Степановых, Кублицких, Ефимовых. Первые дома многие строили из шлакоблоков. Шлаком называли отходы производства чугунолитейного завода. Шлак целыми горами выгружали из вагранок ЧЛЗ. В тяжёлые послевоенные годы шлак был самым дешёвым строительным материалом для кировчан. Новосёлы на тачках привозили его к своим участкам. Рядом со взрослыми работали и дети.

Первые дома были небольшими. Виктор Ефимочкин вспоминает, что их первый дом в одну комнату площадью 6/6 метров родители закончили строить в 1959 году. Пристройки: кухни и дополнительные комнаты, появятся позже.

Соседи быстро познакомились и сдружились. У мичуринцев возникли свои традиции. Ежегодно 1 мая они всей улицей, с детьми, ходили на демонстрацию. 2 мая также дружно отправлялись отдохнуть на Болву. По общей договоренности люди освобождали эти дни от посевных работ. На Троицу (удивительно для советского периода) все спускались к просторной поляне у ручья, разводили костры, жарили яичницу на огромных чугунных сковородках. Кто-то из соседей специально для этого дня просил их в столовой ЧЛЗ. Первый телевизор на улице появился у Родиных. Вечером или в выходные в их дом сходились все от мала до велика и смотрели телепередачи. Взрослых устраивали на лавках, а дети располагались прямо на полу.

В начале лета женщины с ул. Мичурина вместе ходили на поле к Болве за щавелем. Всю дорогу туда и обратно они громко и весело пели. Андрей Литвинов и Виктор Ефимочкин вспоминают, что издалека слышали, как их мамы поют, возвращаясь из леса. От этих песен на душе у детей становилось радостно и спокойно: если мамы поют, значит всё хорошо.

Женщины пели, но было ли у них всё хорошо? Мария Родина вспоминает, как утром до работы управлялась по хозяйству, провожала корову в стадо. Встретить бурёнку некому: взрослые на работе, дети в школе. Вечером, уже затемно, женщина отправлялась её искать. Мария Алексеевна работала на швейной фабрике. Её портрет не сходил с Доски почёта. Успевала и в цехе, и по хозяйству.

Раиса Родичева рассказывает, как в их первом маленьком доме на нечётной стороне уживалась семья из девяти человек. Супруги Иван и Раиса, трое их детей, свекровь, золовка, мама и бабушка Раисы - все жили мирно. Свекровь сама предложила молодой невестке забрать из д. Ольховка Людиновского района её семью. Зачем за 25 км ездить, если можно жить вместе. На доброту принято отвечать добротой. С первых дней Раиса старалась заслужить уважение свекрови. Беременная, ранним утром она старалась наносить в дом воды и бежала на работу на хлебозавод. Было и так: придёт Раиса с ночной смены, а семья картошку копает. Труженица не ложилась спать, а шла вместе со всеми на огород.

Елена Ефимочкина работала на растворном узле. Каждый день без респиратора разгружала вагоны с цементом. Это не могло не сказаться на здоровье.

Титаническими усилиями страна восстанавливалась после войны. Люди тяжело и много трудились как на производстве, так и дома.

Альберт Литвинов был машинистом паровоза, который курсировал между двумя заводами. Он не раз брал к себе в кабину мичуринскую детвору. Его супруга, мама Андрея и Александра, преподавала в школе для глухонемых детей.

Евгений Зарубецкий был одним из трёх на весь город таксистов. Автоколонна тогда находилась совсем рядом с улицей Мичурина - на поле, где сейчас построены многоэтажные дома с адресом ул. Октябрьская, 2 "А" и 2 "Б". Автоколонна регулярно страдала от набегов мичуринских сорванцов: то детали утащат на металлолом, то тормозные трубки срежут, чтобы само-палы изготовить. Впоследствии автоколонну перевели в Фаянсовую. В её прежнем здании некоторое время функционировала автошкола. После армии Виктор Ефимочкин в ней получал водительское удостоверение.

Зоя Зарубецкая работала директором магазина №42. Быт их семьи был несколько легче, чем соседский. Но они не кичились этим. Евгений Зарубецкий частенько угощал соседей, а ещё чаще детей, редкими для них продуктами. Редкостью же во многих семьях тогда была обычная слабосолёная сельдь. Супруги Зарубецкие воспитывали двоих детей - Анатолия и Светлану.

Еще один мичуринец - Иван Ефимов, был конюхом. Конюшня располагалась на Ново-Советской улице. От конюшни и до дома дядя Ваня регулярно катал на телеге соседских детей.

Михаил Ефимочкин имел редкую для Кирова профессию - машинист башенного крана. Город активно застраивался. Для строительства первых пятиэтажек в СМУ- 9 привезли единственный на весь город кран. В его кабине Михаил Ефимочкин строил жилые дома на ул. Жмакина и ул. Гагарина, станцию переливания крови, а также современное здание школы №1. При строительстве школы он один раз брал к себе в кабину пятилетнего сына Виктора. Отец показывал ему с высоты весь город, родную улицу и крышу их дома.

Школу торжественно открыли в 1963 году. В тот год в новую школу в первый класс пошёл и Виктор. Почти все дети с ул. Мичурина учились в школе №1. Учениками одного класса стали Андрей Литвинов и Александр Рубцов. Впоследствии их тандем сделает много для очередного преображения ул. Мичурина.

Улицы Весенняя, III Интернационала, Тургенева, Мичурина до сих пор находятся в удалении от магазинов. В советское время эту проблему частично решала выездная торговля. В повозке, запряжённой лошадью, на ул. Мичурина приезжали мужчина и женщина. На повозке стоял большой разноцветный сундук с хлебом. Больше двух буханок хлеба в руки продавать было запрещено. Повозка приезжала по установленному расписанию. Родители уходили на работу, а детям давали строгий наказ получить хлеб по списку на каждого члена семьи.

Позже конную повозку заменили автолавками. Приезжал грузовик ГАЗ-51. Выходил шофёр и открывал дверь кузова. Внутри настоящий магазин на колёсах: колбаса, селёдка, вафли, конфеты, хлеб, выпечка, пиво, крупы. Но для большинства семей с ул. Мичурина эти продукты были дорогим удовольствием. Да и приезжал грузовик в рабочие дни, когда взрослых не было дома. У автолавки, в отличие от лошадки, было мало клиентов.

" Как будто в детство давнее...”

У детей, живших в то время на улице Мичурина, было детство, полное приключений. Главные товарищи в весёлых играх - овраг и ручей. Играли в войну. Храбрый комиссар вёл своё войско на врага. При наступлении форсировали реку. На том берегу героев ждал тяжелейший бой. По сценарию, комиссар погибал смертью храбрых. И вновь всё сначала - только комиссаром назначался другой паренёк.

Людмила Родина вспоминает, как их старшие товарищи по играм: Александр Литвинов, Виктор Ефимочкин, Нина Родина - организовывали летний лагерь. На просторной поляне у дома Ефимочкиных каждое летнее утро поднимался флаг и звучал горн. Все дети улицы приглашались на зарядку. Затем натягивали волейбольную сетку и устраивали пионерские соревнования по волейболу.

Летом овраг и ручей готовили своим юным друзьям угощение. В ручье плетёными ловушками, наподобие корзин, ловили рыбу. Ближе к железнодорожной насыпи росла земляника и малина. Ягодник жив и сейчас. Но вот разглядеть его в зарослях некошеной травы очень тяжело.

Зимой ручей замерзал и превращался в каток. Старшие ребята брали напрокат коньки. Прокат располагался рядом со швейной фабрикой. Не беда, что коньки 43 размера. Зато надеть их можно сверху валенок, и ноги не мёрзнут. Играли в хоккей. Клюшки, разумеется, делали сами. Однажды Александр Аритичев, житель нечётной стороны улицы, научил мальчишек делать лыжи. Требовалось выпилить ровные доски - в этом помогали родители. Далее ребята раскладывали костёр. Вешали над ним котёл с водой. В кипящей воде проваривали будущие лыжи, затем вдвоем зажимали и сгибали их.

Размягчённое в кипятке дерево легко поддавалось давлению. Каждую зиму ребята готовили себе новую пару лыж.

Дети с нечётной стороны часто уходили гулять к дальнему концу улицы. Туда, где дорога на улицу им. Фрунзе разбивает нечётную полосу на две части. Сажелка, которая сейчас заросла камышами, регулярно чистилась. В ней разводили рыбу. Бывало, что Иван Чумаков (житель нечётной стороны) ловил в ней карпа. Рядом с сажелкой - просторная поляна. Здесь натягивали волейбольную сетку, устанавливали самодельные столы для тенниса.

Случались игры, за которые можно было схлопотать серьёзный нагоняй от взрослых. Зимы были снежными. В феврале, после оттепели, снег покрывался коркой и превращался в твёрдый наст. В такие дни взрослые ходили на работу по насту - напрямую через огороды. Бригада сорванцов решила пошутить. Первым пострадал Александр Горош. Шкодники вычислили его тропинку и издалека сделали подкоп в снегу. Ровненько под тропинкой Гороша выкопали в снегу глубокий колодец. Но так, чтобы не потревожить верхний наст. Тёмным февральским утром дядя Саша идёт на работу через огород по своей тропинке, доходит до ловушки - бах! В полный рост проваливается в яму! Едва отгремел скандал, пацаны уже советуются: "Ну что? Кому теперь подкопаем?”

Шутили и друг над другом. Конфеты для детей были редкостью. Тем желаннее для всех мёд. Однажды ребятня зазвала к себе пятилетнюю Любу Лифаненкову. Хитрецы пообещали угостить девочку мёдом. Но вместо мёда дали ей полную столовую ложку горчицы. Едва отдышавшись, девочка побежала домой с криком: "Отравили! Отравили!”

Одно из мальчишеских приключений по величине замысла достойно самого Эмиля из Леннеберги или Тома Сойера и могло бы окончиться трагически.

Екатерина Дворецкая.

(Информация для публикации и фотографии предоставлены жителями улицы Мичурина).