Сегодня: Пятница 14 Август 2020 г.

Обратная сторона войны

№№85-87 24 Июль 2020 г.

Памяти Анны Фёдоровны Саловской и Бориса Ивановича Романенко

Третьего мая 2020 года исполнилось 40 лет со дня начала работы в нашем городе поискового отряда. У его истоков стоял Виктор Михайлович Ефимочкин.
Об организации группы "Поиск" и первых её шагах он рассказал в документальной повести "Обратная сторона войны".


(Продолжение. Начало в №№49-51, 52-54, 55-57, 58-60, 61-63, 64-66, 67-69, 76-78, 79-81, 82-84).

Кроме этого, в самом основании вулкана, по обеим его сторонам, просматривались овальные фигуры, похожие на магазины от автомата Калашникова. От них к вершине вулкана шли непонятные линии, напоминающие русла рек, нанесённые на карты. Эти эскизы явно что-то означали для наших экстрасенсов.

Когда, спустя полчаса, все поставленные нашими экстрасенсами точки будут соединены грифелем карандаша, нашему изумленному взору на четырехметровом отрезке обоев предстанет фасадная часть старинного, каменного города, обнесённого высокой стеной, с многочисленными бойницами, редкими и мощными воротами. Вход в город у центральных ворот охраняет огромная каменная птица. В самом городе, за стеной, видны невероятной красоты резные башни в несколько ярусов. Окончив работу, Борис Николаевич пояснил нам, что этот город, давно исчезнувший с лица земли, являлся частью городов большого кольца древнейшей цивилизации, населявшей территорию нынешней Новосибирской области и Урала. Сейчас он и его товарищ работают над тем, чтобы восстановить картину всего города, названия которого они и сами не знают. Борис Иванович попросил его отвлечься на карту, которую привёз я, и изучить район Больших Савок с тем, чтобы попытаться ещё раз обнаружить какую-либо информацию о Кондратюке. Науменко ничего, касающегося Кондратюка, не увидел на карте. Но рассказал мне новую легенду о том, что в районе посёлка Гуриков он нашёл подземный ход, который ведёт строго на север и заканчивается хранилищем с многочисленными комнатами-отсеками, набитыми сокровищами. Это новое «открытие» не удивило меня. Я ожидал от Бориса Николаевича чего-то подобного, конечно, не таких масштабов. Тем самым Науменко окончательно потерял моё доверие.

Перед уходом Борис Иванович попросил Науменко пояснить, что означают рисунки на картине. Оказалось, что в основании вулкана Борис Николаевич нашёл город, построенный в виде животного, неизвестной, очень старой, но богатой и развитой цивилизации. Предчувствуя свою гибель от апокалипсиса, жители города собрали все свои сокровища и спрятали в потайном месте города. Чтобы навсегда спрятать свой город от других цивилизаций, которые будут существовать после них, под городом, на глубине в несколько километров, были сооружены специальные резервуары, связанные с магмой земли. Эти резервуары в определённые периоды времени выбрасывали магму на поверхность, имитируя извержение вулкана и, таким образом, укрыли город, сделав его не доступным для глаз людей. Эта встреча окажется последней нашей встречей с Борисом Николаевичем.

В 1985 году, изучая историю своего отдела, мы узнаем о том, что банда Родзиевича существовала на самом деле. Её главарём в начале двадцатых годов прошлого века, действительно, был Родзиевич - начальник Песоченской милиции. Банда занималась грабежами и разбоем не только зажиточных людей, складов продовольствия, магазинов, но и, большей частью, железнодорожных составов на ветке Москва-Льгов. Более того, спустя несколько лет после описанных событий, по чистой случайности, мне удалось найти человека, подтвердившего версию о спрятанном золоте. Это был далёкий родственник одного из участников банды, всю свою жизнь работавший пастухом в Больших и Малых Савках только потому, что искал спрятанные бандой Родзиевича награбленные сокровища. Это был именно тот человек, который пытался склонить к поискам золота директора Больше-Савкинской школы, о чём нам говорила Анна Фёдоровна, а позже и сам директор школы.

В следующие наши выходы в 26-й квартал у дуба мы, действительно, обнаружим минное поле. Мины «Шпрингер» (прыгающая противопехотная мина) будут располагаться перед низиной в одну линию, на расстоянии шести метров друг от друга. Одну из этих мин мы снимем в пяти метрах от места, где поднимем останки погибшего бойца. Трудно сказать, предвидел это Борис Николаевич своим даром, либо рассуждал по логике, хотя повода для логики не было. На пути следования от линии электропередач к дубу нам не попалось ни одного сооружения времён войны, то есть ни землянки, ни окопа, ни колючей проволоки, что могло дать повод говорить о минах.

В 1988 году, в день первого захоронения останков воинов десантников и кавалеристов, проведённого поисковыми группами в рамках всесоюзной «Вахты Памяти» в деревне Большие Савки, мы узнаем о том, что крест под дубом в первые послевоенные годы поставил местный лесник Астахов, проживающий в посёлке Засецкий. Он рассказал о том, что во время обхода этого лесного квартала, он нашёл два черепа, лежащих на поверхности в разных местах, и прикопал их под дубом, сделав на нём зарубки. А спустя неделю вырубил из молодого дуба крест и вкопал его там, где он и был нами обнаружен. И, кстати, именно на хуторе, где раньше проживал Астахов, Науменко «нашёл» клад с золотыми слитками. Недалеко от дуба, во время очередных поисковых работ, нами будут обнаружены останки еще нескольких погибших красноармейцев и командиров группы Белова.

Пройдёт ещё несколько лет. В середине 90-х годов Борису Ивановичу всё-таки удастся разгадать тайну гибели Кондратюка-Шаргея. Более того, Борис Иванович станет единственным на планете библиографом Александра Шаргея. Он напишет несколько книг о судьбе этого человека. Все экземпляры этих книг и некоторые другие работы Бориса Ивановича о Кондратюке, с авторской подписью и пожеланиями в мой адрес, до сих пор хранятся у меня, как память о замечательном человеке и друге, посвятившем десятилетия своей жизни поиску истины о судьбе человека с невероятно интересной судьбой - Юрия Васильевича Кондратюка, имя которого носит одна из улиц нашего города.

А в городе Ейск Краснодарского края, на перекрестке улиц Свердлова и Одесской, на фасаде небольшого одноэтажного дома имеется памятная табличка с надписью: «В этом доме 7 августа 1912 года родился и жил почётный гражданин города Ейск, профессор, академик Российской академии космонавтики имени К.Э. Циолковского Романенко Борис Иванович». Эта табличка по моей просьбе была изготовлена главным инженером Кировского чугунолитейного завода Валерием Михайловичем Соболевым в связи с 85-й годовщиной со дня рождения Романенко и переправлена в город Ейск в 1997 году. Текст для таблички одобрил Борис Иванович.

В 1985 году, в связи с ухудшением здоровья Анны Фёдоровны, наши совместные поездки на места боёв прекратятся. Но Анна Фёдоровна еще несколько лет будет участвовать в работе группы. К этому времени мы начнём детально изучать боевые действия на территории района. В отсутствие архивных материалов и неимением возможности работать в Центральном Архиве Министерства Обороны, по совету Анны Фёдоровны начнём сбор информации у живых участников тех событий. Причём не только у проживающих в Кирове, но по всей стране. Анна Фёдоровна представит нам сотни адресов участников боёв и десятки адресов советов ветеранов воинских частей, принимавших участие в боевых действиях на территории Кировского района. Ежегодно сотни писем будут направляться по адресам ветеранов, часть из которых с радостью откликнутся на наши просьбы вспомнить события военного времени и фамилии погибших у нашего города своих товарищей. Так будет положено начало работы над Книгой Памяти Кировского района. Теперь, когда нам станет известно о существовании другой, обратной стороны прошедшей войны, своей поисковой деятельностью мы начнём проявлять этот скрытый от истории негатив.

Виктор Ефимочкин.