Сегодня: среда 23 мая 2018 г.

БОЛЬШИЕ САВКИ: ОБОРОНА И ФРОНТ

№№52-54 11 мая 2018 г.

В результате контрнаступления советских войск под Москвой в 1941 году, гитлеровские полчища, прошагав через всю Европу, впервые потерпели поражение. Они были отброшены на 300 км от столицы. В результате этого наступления в январе 1942 года частями 330-й стрелковой дивизии был освобожден г.Киров, война приобрела оборонительный характер. Линия обороны 50-й армии протянулась от станции Подписная - Малые Савки - ст.Щигры с запада и юго-запада до Бережки-Тешевичи-Воскресенск-Нижняя Песочня - станция Подписная с севера и северо-запада. Немецкие войска не раз предпринимали попытки вновь захватить город и ст. Фаянсовая, но благодаря героизму защитников им это не удалось. Кровопролитные бои шли в районе Савок, д.Погост, Анновка, В.Песочня, О.Слобода и других населенных пунктах.

"Живая” история

В течение почти двух лет находились в немецкой оккупации жители сельского поселения "Деревня Большие Савки". На его территории произошло немало трагических событий. О них напоминают памятники и обелиски. К сожалению, свидетелей того времени почти не осталось. Вот разве что Ольга Федотьевна Силаева, которая живёт в д.Барсуки. Вместе с главой поселения Александром Ивановичем Калпинским решили навестить ветерана и попросили поделиться воспоминаниями. В этом году Ольге Федотьевне исполнится 91 год, а когда началась война, ей было 13 лет.

-До войны мы жили хорошо, - рассказывает ветеран. - В 30-х годах, когда началась коллективизация, вступили в колхоз "Весёлая гора". В нашей семье Щербаковых было 6 человек детей и двое взрослых, почти все трудились в поле, так что зарабатывали неплохо. О том, что началась война, узнали от председателя. В этот момент мужчин в деревне никого не было - они косили травы где-то за Савками. А когда вернулись, началась мобилизация, стали брать на войну по годам, чтобы не было семьи. Ушел воевать мой старший брат Иван. Первое время мобилизованные находились в Фоминичах. Наши матери об этом узнали и ходили туда, носили им еду. В действующую армию брали до 50 лет, а за 50 - в обозы. Моему отцу было за 50, ему дали "бронь", так как в том году вырастили очень хороший урожай зерновых, а он был кладовщиком. Надо было убрать рожь и овёс, подсчитать, передать урожай армии. Мы, дети, тоже работали на уборке. "Вот сколько зерна соберете, столько вашим отцам и братьям на войне дадут", - подстегивали нас. Потом зерно забрали военные. Осталась одна гречиха.

В июле в Барсуки пришли наши войска. В колхозе было три амбара метров по 15. Там они и расположились, копали укрепления. От жителей деревни брали человек по 10 и возили в Бутчино - рыть противотанковый ров. Интересно, что у военных была типография.

- Однажды мы проснулись и увидели, что наши ночью ушли. А по дороге мимо деревни всё ехали немецкие мотоциклисты, шла пехота. В деревню то наведывались немцы, то приходили наши, - вспоминает Ольга Федотьевна. - В декабре началось наступление немцев на Галеевку. Мужчины, опасаясь врага, ушли в Желтоухи. А по всей деревне кто-то разбросал листовки с таким текстом:

Берегите молоко.

Мы от вас недалеко.

Затирайте, бабы, квас.

На Новый год будем у вас!

По словам Силаевой, как только немцы покинули Барсуки, пришли красноармейцы. На чердаках домов они установили пулемёты. И когда фашисты возвращались, открыли огонь. В плен взяли только одного. Связали, посадили на подводу и провезли по всей деревне.

Помнит Ольга Федотьевна, как однажды к ним в дом под покровом ночи пришли четверо красноармейцев в белых полушубках. Они стали спрашивать, кто бы мог из местных отдать для армии корову.

- Забирайте мою! - сказал Федот Агеевич.

Ему выписали "бумагу" и сказали, что после войны корову вернут. Корову не вернули, но мяса дали, что в те голодные годы выручило семью. Заодно с коровой Силаев отдал военным и лошадь с санями - пусть лучше наши пользуются, чем немцы отберут...

14 февраля 1942 г. Ольга Федотьевна помнит до сих пор. В Барсуки пришли немцы. Заработала комендатура. Объявили, что в этом районе будут боевые действия, поэтому людей эвакуируют недели на две. Деревня тогда насчитывала 76 дворов, многие держали коров и лошадей. Решили оставить 12 человек - присматривать за скотом, а остальных повели в сторону Феликсова. Там погрузили в вагоны и повезли в Рославль. Дети, женщины, старики до отказа заполнили местную церковь. На втором этаже держали наших военнопленных. Они просили есть. Родители посылали детей, чтобы передать им кусок хлеба, но немцы не позволяли, били по рукам, кричали, грозили расстрелять.

Потом семью Щербаковых, а там были мать, две дочери и жена брата, вновь посадили в товарный поезд, привезли в Белоруссию, стали загонять на конный двор. Две женщины рассказали им, что два конных вместе с людьми перед ними сожгли. И бабы буквально завыли от ужаса. Но тут к ним подъехали на лошадях два всадника. "Не бойтесь, вас жечь не будут", - сказали они. Действительно, их распределили по деревням Брогинского района Полесской области, чтобы работали на немцев. Четырем семьям из Барсуков дали пустой дом - многие белорусы ушли в партизаны. Местные жители собрали приезжим по ведру картошки. "Рабы" выполняли всё, что им поручали. К концу лета жали рожь, обмолачивали зерно. Хозяева, у которых работали, подкармливали, давали хлеб и молоко.

Однажды, когда у немцев был большой праздник, нагрянули партизаны, перебили на складах часовых и вывезли всё зерно. Говорили, что это был отряд Ковпака. Партизаны предложили беженцам взять мешок зерна, но они отказались. Это грозило расстрелом.

Был и еще интересный случай. Во время уборки их окликнули двое мужчин. Как поняли женщины, их забросили в тыл врага самолётом. "Мы неудачно приземлились. Нужны ботинки. Помогите достать". Ботинки нашли. В разговоре выяснилось, что один из разведчиков - земляк.

- Мы из зареченских, Ореховы, - говорил он и обещал навестить после войны. Вот только имени сейчас Силаева не припомнит - Виктор или Юрий?

Целый год фашисты заставляли людей работать на себя, пока наша армия не перешла в наступление и не освободила эту местность. Военные вернули всех домой в 1943 году, когда наш район был освобожден от немецко-фашистских захватчиков.

- Сразу был образован колхоз. Ни техники, ни лошадей не было. Плуг таскали на себе вшестером, пахали, сеяли, боронили, - делится Ольга Федотьевна.

К началу войны она окончила 5 классов, а к концу войны оказалась в колхозе самой грамотной. Она замеряла площадь каждого поля, до сих пор помнит цифры. В колхозе она проработала 37 лет.

У Ольги Федотьевны сегодня двое детей, трое внуков, четверо правнуков. Среди односельчан, как старейший житель поселения, пользуется заслуженным уважением. Она бывший малолетний узник, на пенсию от государства не жалуется. Вот только со зрением проблемы - видит плохо, но зато помнит всё былое отлично. Мы благодарны Ольге Федотьевне за её живой рассказ, поздравляем с наступающим Днём Победы и желаем здоровья.

Первый

бой 173 с.д.

Осенью-зимой 1941 года населенные пункты сельского поселения "Деревня Большие Савки" стали прифронтовой полосой. Деревни переходили из рук в руки, а вокруг шли бои, происходили столкновения наших и немецких войск. Один из таких боёв завязался на 83-м километре железной дороги Рославль-Фаянсовая (остановка "Посёлок Засецкий"). 3 октября 1941 г. немецкие войска подошли к боевому охранению 173 с.д., которая обороняла железную дорогу. Это был первый бой дивизии, состоящей из ополченцев и красноармейцев. В это же время вражеская авиация с небольших высот начала бомбить боевые порядки дивизии, Киров и Фаянсовую. Зенитной артиллерии в дивизии не было, поэтому ответить врагу было нечем. Вскоре стало понятно, что немцы силами пехоты и танков наступают широким фронтом.. Первая атака была отбита. Но уже к 15 часам гитлеровцы вновь атаковали боевые порядки 173 с.д. силами двух свежих пехотных дивизий при поддержке 20 танков и авиации. Страшный бой разгорелся по обе стороны железной дороги на линии Погребки - Дубровка -Вороненки. Фашистам удалось ворваться в п.Засецкий, вытеснив из него 1-й батальон 1311 с.п., который был отрезан от дивизии. Восстановить положение помог 1 батальон 1313 с.п., который под ураганным огнём противника стремительной контратакой выбил немцев из Засецкого, причём только бутылками с зажигательной смесью сжёг 11 танков. В этих боях 3 октября 1941 г. советские воины продемонстрировали чудеса храбрости и геройства. Они дрались, не щадя своей жизни. Скорее всего, именно из 1 батальона 1311 с.п. немцы взяли в плен и расстреляли около 20 советских воинов, имена и фамилии которых неизвестны. Их тогда же, в октябре 1941 г., похоронили недалеко от железнодорожного полотна местные жители.

Спасибо за Победу!

В 1964 г. на месте захоронения комсомольцы г.Кирова построили обелиск. Из глубины леса он был виден всем проезжающим по железной дороге. Но постепенно всё заросло сплошным кустарником и деревьями. Чтобы одолеть этот участок, нужна специальная техника. А вот с другой стороны, параллельно железной дороге, лес и кустарник не такой густой. И глава администрации сельского поселения А.И.Калпинский решает расчистить эти 300-400 метров до памятника. На просьбу о помощи откликнулись его друзья, а также волонтёры Кировского индустриально-педагогического колледжа. Вместе они сделали широкую просеку.

- Я от души хочу поблагодарить волонтеров, директора колледжа Алексея Станиславовича Макарова, а также всех неравнодушных людей, которые участвовали в этом добром деле, - говорит Александр Иванович.

Но на этом проблемы не закончились. Участок оказался заболоченным, а через ручей в сильный паводок вообще не пройти. Сейчас здесь сделан мосток, а к памятнику проложена тропинка из вырубленных во время расчистки просеки деревьев.

Мы идём с Александром Ивановичем к памятнику. Несмотря на 30-градусную жару влага из почвы еще не успела испариться. Под ногами "дышит" болото, деревья пружинят на травяной подушке и пропускают воду. Да, лучше всего тут подойдут резиновые сапоги.

А вот и сам памятник. На него надели короб из красного и белого профнастила, так что выглядит он обновлённым. На одной из установленных плит - короткий перечень фамилий военной поры: И.К. Андриашин, Г.Ф. Амелькин, А.З. Исайкин, Н. Калявкин, А.В. Кислый, Д.А. Ладочкин, А.В. Петрушин, И. Савин, Н.С. Старостин, П.И. Хрусталёв и 20 неизвестных бойцов. На другой плите надпись : "173 стрелковой дивизии Московского народного ополчения и воинам 10-й армии, освободившим наш район от фашистских оккупантов в 1941-1945 г.г. С благодарностью от комсомольцев и молодёжи района. Мы помним Вас и в своих делах будем достойны Вас”.

Наверное, кто-то из этих комсомольцев приходит сюда 9 Мая. К вечеру разжигают костёр, поют песни под гитару, поминают погибших, наливают бойцам 100 гр. фронтовых. Так приходят только к самым близким и родным людям. А разве можно относиться иначе к тем, кто погиб за твою землю, за то, чтобы появились на свет и жили счастливо Ты и Я.

Хорошо бы, чтобы ни одно братское захоронение не осталось в этот день одиноким. Каждый может побывать у памятников и обелисков, сказать "Спасибо" за Победу.

- На территории нашего сельского поселения пять воинских захоронений. Мы ухаживаем за ними, 9 Мая возлагаем венки, - рассказывает Александр Иванович. - Но есть у нас и захоронения мирных жителей. О трагедии, случившейся в п.Засецкий зимой 1942 года, бережно хранят память родственники погибших, знают все жители поселения.

Трагедия

в Засецком

Поселок Засецкий был оккупирован фашистами. Но в этот день они ушли на ст. Феликсово, в штаб. В посёлке появились наши разведчики. Они решили устроить засаду для врага. На чердаке дома Татьяны Андреевны Земских установили пулемёт. По дороге поставили дозоры из местных жителей. Среди них были мужчины, которых ранее мобилизовали для строительства противотанковых рвов. Они вернулись домой и стали помогать разведчикам. Руководил ими председатель колхоза Н.И.Степанов.

Скорее всего, кто-то сообщил фашистам о засаде и о том, что в деревне всего двое разведчиков и горстка почти безоружных мужчин. 16 февраля 1942 года немецкий отряд ворвался в посёлок. Бой был неравным. Двух сельских жителей - Никиту Колявкина (28 лет) и Ивана Савина (16 лет) каратели схватили прямо на чердаке дома у пулемёта и вместе с хозяйкой Т.А.Земских вытащили на улицу. Сюда же согнали всех мужчин и подростков старше 14 лет. Все 32 человека во главе с председателем, а также Т.А.Земских, были расстреляны. До самой весны их тела лежали на дороге - фашисты не разрешали убирать убитых. Представьте только, как разрывались сердца жён и матерей, какую боль они вынесли, глядя на это. А потом гранатами углубили придорожную траншею и велели жителям побросать туда убитых.

Во время боя разведчики отстреливались из автоматов с чердака дома председателя колхоза. Василий успел уйти к Кирову и остался жив, а 19-летнего Николая схватили фашисты. Они зверски пытали разведчика - кололи его штыками, вырезали на спине пятиконечную звезду, но он ничего не сказал мучителям. И лишь когда каратели выдохлись и на короткое время оставили его, он успел сообщить двум девушкам-подросткам свой домашний адрес в Туле, где у него остались жена и годовалый сын. Умер Николай от пыток. Уже после войны девушки написали письмо в Тулу о герое, под ним поставили подписи все оставшиеся в живых жители посёлка.

Сейчас захоронение находится на гражданском кладбище между Засецким и Шубартовкой. На плитах выбиты фамилии и возраст погибших, здесь же покоится и разведчик Николай. На могилу приходят родственники погибших.

Прорыв

В августе 1943 года на территории района началась наступательная операция. Но прорвать окопавшихся за два года фашистов никак не удавалось. По воспоминаниям командарма 50-й армии И.В.Болдина, 4 сентября 1943 года была проведена разведка боем. Выяснилось, что "оборона противника глубиной до 15 км состояла из двух полос и имела сильно развитую систему полевых сооружений. Несколько линий траншей были прикрыты проволочными заграждениями, а противопехотные и противотанковые минные поля занимали свыше 60% всей линии фронта.

В тактической глубине на рубеже Засецкий-Шубартовка-Барсуки-Малые Желтоухи-Большие Желтоухи-Косичино враг построил отлично оборудованный рубеж с отсечными позициями, противотанковым рвом, "волчьими ямами".Деревни и высоты гитлеровцы превратили в опорные пункты, создали там систему фланкирующего и косоприцельного огня всех видов. Передний край обороны противника в лесу был прикрыт сплошной бревенчатой стеной метровой ширины и 2-метровой высоты с земляной прокладкой. К этому стоит добавить, что гитлеровское командование подтянуло сюда с других участков фронта много пехоты, танков и артиллерии".

Благодаря разведке был установлен наименее укрепленный участок обороны фашистов. И 7 сентября Красная армия ударила в районе Дубровки, прорвала оборону и продолжила наступление.

15 сентября 1943 года Кировский район был полностью освобожден от немецко-фашистских захватчиков.


(При написании материала использована книга "На Западном фронте: между Москвой и Смоленском", издание кировского историко-краеведческого музея, 2005 г.).