Сегодня: среда 17 августа 2022 г.

Небесный молитвенник земли Песоченской

№№67-69 10 июня 2022 г.

Песоченская епархия Русской Православной Церкви и особенно верующие христиане нашего кировского (песоченского) края обрели еще одного своего небесного покровителя.

В результате изучения материалов о канонизированных в лике святых мучеников -священнослужителей и мирян, чьи земные жизни оборвались в результате политических репрессий 1930-х годов, было обнаружено имя нашего земляка – священника Константина Немешаева (1879-1937).

Сегодня мы предлагаем вниманию читателей первый краткий материал о священномученике Константине, его жизненном пути и духовном подвиге.

Будущий святой мученик Церкви Русской Константин Немешаев родился 23 ноября 1879 года в селе Песоченский Завод (ныне г. Киров) Жиздринского уезда в семье священника Рождества-Богородицкой церкви Георгия Немешаева (? – 1889). Закончил Мещовское духовное училище в 1895г. и Калужскую духовную семинарию в 1901 года. После окончания семинарии в звании студента 15 июня 1901 года калужским преосвященным Макарием был определён во псаломщика и посвящён в стихарь к родному Рождества-Богородицкому храму в селе Песоченский Завод Жиздринского уезда.

2 декабря 1902 года епископом Калужским и Боровским Вениамином псаломщик Константин Немешаев был рукоположен во священника Рождества-Богородицкого храма в селе Бутчино Жиздринского уезда, где прослужил менее трех лет младшим священником трехпричтового храма. Одновременно состоял заведующим и законоучителем двух приходских школ – церковно-приходской в

д. Ветмица и школы грамоты в д. Гуслицы. С 1903 г. состоял членом Бутчинского церковно-приходского попечительства.

В Бутчине о. Константин женился на дочери старшего священника бутчинского храма Василия Боголюбова – Лидии, бывшей на пять лет моложе своего мужа.

Жена родила о. Константину четверых детей. Дочь Зинаида появилась еще в Бутчине в 1903 году, остальные дети родились уже во Введенском: в 1905 году - сын Владимир, в 1906 году – Николай, в 1909 году - дочь Валентина.

Прослужив два с половиной года недалеко от родного песоченского дома, 10 мая 1905 г. о. Константин из Бутчина был перемещён, для пользы службы (так написано в формуляре), в село Введенское Тарусского уезда. Церковь в селе была трехпрестольной: главный престол во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы; боковые приделы – во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» и в честь святых мучеников Флора и Лавра. Основательный кирпичный храм был построен в 1886 г. (ныне в урочище Введеньё Тарусского района сохранились останки храма в виде руинированных стен и сводов; домов и населения в бывшем селе нет).

Во Введенском священник имел свой дом и большое хозяйство (огород, сад, лошадь и домашний скот), ведь большой семье требовалось много продуктов.

Во Введенском он пережил революционные события семнадцатого года, на себе испытал, как и все другие представители духовенства, притеснения и гонения со стороны органов новой власти. В 1921 г. арестовывался, был лишён избирательных прав (все служители престола Божия в 1924-1936 годы имели статус так называемых «лишенцев», фактически в гражданском отношении были изгоями в своей стране).

В начале коллективизации, в 1930 году, был, как указано в позднейшем документе, «раскулачен», то есть выселен из своего дома, который был конфискован и передан сельсовету, также всё остальное имущество у семьи было отобрано: не только земля и хозяйственные постройки, но и скот, инвентарь, предметы домашнего обихода.

К тому же местные власти закрыли храм и передали его вновь созданному колхозу.

Священнику пришлось покинуть свой приход и жилое «гнездо», где он четверть века верно служил Богу и Церкви, воспитывая и окормляя своих прихожан.

Покинув Введенское в том же 1930 году, отец Константин был определён священником Троицкого храма в селе Дединово Луховицкого района Московской области, где он прослужил до дня ареста.

6 ноября 1937 г. за священником пришли работники Луховицкого райотделения НКВД, он был арестован и, после заполнения на него «анкеты», помещён под стражу в Коломенскую тюрьму. Допрошен арестованный священник был единожды – 8 ноября всё тем же чекистом, который его арестовывал, неким Трусовым. Все попытки следователя сделать из о. Константина врага государства и советской власти, активного контрреволюционера и заговорщика были решительно отвергнуты арестованным священником, проявившим твёрдость и мужество и не признавшим выдвинутые против него обвинения.

10 ноября следственное дело №10274 по обвинению Константина Георгиевича Немешаева было окончено и представлено на рассмотрение «тройки» при УНКВД по Московской области. «Конвейер смерти», олицетворяемый органами госбезопасности и такими внесудебными учреждениями как «тройки», сработал 17 ноября, приговорив

о. Константина к расстрелу. Приговор был приведён в исполнение 21 ноября 1937 г. на Бутовском полигоне, где будущий священномученик был захоронен в общей безвестной могиле.

27 июня 1989 г. Константин Георгиевич Немешаев был реабилитирован прокуратурой Московской области на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР

от 16 января 1989 г. «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в 30-40-х и начале 50-х годов».

27 декабря 2000 г. определением Святейшего Патриарха и Священного Синода убитый в 1937 году священник включён в Собор новомучеников и исповедников Российских ХХ века для общецерковного почитания.

День памяти священномученика Константина Немешаева отмечается ежегодно

22 ноября (9 - по старому стилю).

Андрей Бауэр, историк-краевед.