Сегодня: Суббота 24 февраля 2024 г.

Помещичьи крестьяне сельца Покровское

№№130-132 3 ноября 2023 г.

Уважаемый читатель, продолжаем публикацию краеведческого исследования Николая ПОЛЯКОВА, жителя г.Санкт-Петербурга. Его предки родом из деревни Покров (сельца Покровское). Желание узнать свои «корни» и подтолкнуло Полякова к работе в архивах Санкт-Петербурга, Москвы, Калуги и Брянска. Сейчас Николай работает менеджером, а свободное время посвящает краеведению.

Он отмечает, что в Покрове почти у каждого семейства было своё прозвище. Когда половина деревни Поляковы, прозвище помогало определить какие именно. Предков Николая называли «Гореликовы». Почему? Потому что горели. А когда горели? Неизвестно. То ли лет сто назад, то ли в тот самый страшный пожар 1820 годов в Малых Желтоухах…

История возникновения Покрова очень интересна. Благодарим Николая Полякова за проделанную работу и ждём ваших откликов.

Также надо отметить, что жители «наших» Малых Желтоух не в полном составе были переселены после пожара на новое место, ставшее впоследствии Покровом. Был одновременно образован ещё один населённый пункт - деревня Горностаевка. Однако в Исповедальной ведомости за 1828 год её нет. По той же 8-й ревизии 1834 года Пелагея Сычёвская в Жиздринскую ревизскую комиссию передала с приказчиком прапорщиком Иваном Григорьевичем Картавым ревизскую сказку ещё и на деревню Горностаевку: она состояла из 18 дворов, в которых проживало 70 мужчин и 68 женщин. Немаленькая деревня.

Но получается удивительная вещь: в 1828 году в Покрове проживало такое же количество крестьян, как и в 1834 году в Покрове и Горностаевке вместе взятых. Скорее всего, после 1828 года был проведён небольшой «опыт» по образованию новой деревни с «фамильным отголоском» самим Иваном Горностаевым.

Возведение новых домов было обусловлено перенаселённостью – в некоторых дворах, например, записано было по 20-30 человек. Такой жилищный вопрос требовал решения, а сразу после пожара не было средств для строительства нужного количества домов. Видимо, в конце 1820-х годов строительство пошло, и рядом образовали деревню Горностаевку.

В принципе, на этом информация о деревне Горностаевка заканчивается. Потому как ни на одной карте её не встречается, и других упоминаний нет. Точно сказать можно одно: согласно историческим документам деревня Горностаевка существовала минимум 14 лет - с 1834 по 1848 года. Скорее влилась с состав самого сельца Покровского…

А почему такое странное для здешних мест название деревни? Чем оно обусловлено?

У некоторых покровцов ещё сохранилось в обиходе выражение: «Что ты орёшь, как Горностай?». Непосвящённые люди всегда спрашивают о таком оригинальном выражении. На что старожилы отвечают, что в давние времена в Покрове был такой барин, который любил на всех повышать свой сильный командирский голос.

Возникает ещё один вопрос: все помнят именно барина. Помещика. Именно мужчину. А владели Покровом официально именно женщины. И до 1826 года - княгиня Варвара Трубецкая, и после покупки крестьян в 1826 году – помещица Пелагея Сычёвская. Дак вот, Пелагея Сергеевна Сычёвская была замужем за чиновником 7-го класса [это на момент 1830-х годов] (7-й класс - это равноценно званию подполковника в армии согласно Табели о рангах) – Иваном Алексеевичем Сычёвским. Проживало семейство Сычёвских не в сельце Покровском, ни в Калуге, а в Москве в собственном доме – Пресненская часть 1-го Квартала, Большой Никольский переулок, дом № 96.

Сейчас это 1-й Николощеповский переулок, но данного дома не сохранилось – на его месте сейчас стоит тяговая подстанция у Смоленского метромоста. Род Сычёвских происходил из Черниговской губернии. Во время оккупации Москвы Наполеоном в 1812 году Иван и Пелагея Сычёвские находились в городе и не смогли эвакуироваться вместе с Казённой Палатой, в которой Иван Алексеевич Сычёвский тогда служил губернским секретарём [гражданский чин 12 класса в Табели о рангах] в должности бухгалтерского помощника. В 1822 году Сычёвский подавал прошение на включение его в дворянство Московской губернии, но по каким-то причинам получил отказ. Будет включён в список дворян только в 1827 году. Скончается Иван Алексеевич Сычёвский 24 января 1855 года «от водяной» в возрасте 73 лет в Москве в звании коллежского советника [гражданский чин 6 класса в Табели о рангах]. Погребён на Ваганьковском кладбище.

А вот происхождение его супруги – Пелагеи Сергеевны Сычёвской, - открывает тайну названия вновь образованного после пожара в Малых Желтоухах поселения Горностаевки. Девичья фамилия Пелагеи Сергеевны – Горностаева. Её отец Сергей был военным. Её мать, Евдокия Ефимовна, (ориентировочно 1762 – 1837) проживала вместе с ней в собственном доме в Большом Никольском переулке. По данным 7-й ревизии в июле 1816 года по Москве Пелагея Сычевская указывает, что она не имела деревень, но владела одной дворовой, Фёклой Ивановой.

Своего дома в Москве у неё тогда еще тоже не было (купили в 1819 году или в самом начале 1820-го, не позднее февраля). Была женой титулярного советника, что, как я понимаю, на тот момент давало личное дворянство и право владеть крепостными. Чем она и воспользовалась в 1826 году.

Точно известно, что у Пелагеи Сычёвской (Горностаевой) было минимум два брата: Иван Сергеевич Горностаев, 1785 г.р., с 1821 года - титулярный советник [гражданский чин 9 класса в Табели о рангах] и Николай Сергеевич Горностаев, 1795 г.р., тоже титулярный советник. Оба служили смотрителями судоходства при Главном Управлении Путей сообщения – Иван Сергеевич в Мологе, ушёл в отставку в 1823 году. Про него известно, что в 1820 г. в Москве, в приходе церкви Ржевской Божией Матери, что на Поварской разъездной, он женился на Марфе Яковлевне, воспитаннице бригадирши Дарьи Леонтьевны Чемодановой, жившей в доме титулярного советника Ивана Григорьевича Титова; брат Николай Сергеевич Горностаев был смотрителем в Мценске на реке Оке, продолжал служить до самой смерти «от воспаления». 31 мая 1834 г. умер в Коломне. Более того, в 1831 г. он был награжден орденом - святого Станислава 4-й степени, что тогда давало дворянство, поэтому он включён в Родословную книгу.

***

В архивном фонде Калужского губернского предводителя дворянства (Калужский архив) есть одно интересное дело: переписка с Калужской городской полицией, Калужским гражданским губернатором и Жиздринским уездным предводителем дворянства по жалобе крестьянки деревни Покровской Жиздринского уезда на притеснения помещиком Сычёвским. В деле сформировано три документа, каждый из которых датирован 3 февраля 1854 года. Из содержания Дела известно, что Дарья Афанасьева [Афанасьевна?], крестьянка деревни Покровской Жиздринского уезда, устно обратилась к губернскому предводителю дворянства с жалобой о том, что «ей в имении помещика Ивана Алексеевича Сычёвского делаются разные притеснения…». При этом жалобщица сообщила, что она – солдатская дочь, вышедшая замуж за крестьянина Фёдора Андреева [Андреевича ?]. Муж её отсутствует, и уже три года она не знает, где он находится. Пользуясь отсутствием супруга, «ей в имении помещика Сычёвского делаются разные притеснения». Суть притеснений не раскрыты.

Согласно документам переписки, до получения распоряжения Калужского гражданского губернатора о водворении Дарьи Афанасьевой в имение Сычёвского, она была препровождена в калужскую городскую полицию. Одновременно Жиздринскому уездному предводителю дворянства было получено негласно произвести дознание по настоящей жалобе безо всякого письменного производства, и, «ежели оное окажется достоверным или, по крайней мере, вероятным, то… распорядиться … о перемене обращения с нею [Дарьей] помещика Сычёвского или управляющего его имением». О результатах дознания надлежало уведомить губернского предводителя дворянства с тем, чтобы он, в свою очередь, сообщил об этом начальнику губернии. Других сведений в деле не содержится.

Получается, что официальным владельцем сельца Покровского была (и, забегая вперёд, и будет до выкупа в свободные люди) женщина. А сами крестьяне считали и называли в официальных документах мужчину, помещика.

Значит, он для крестьян и был настоящим «хозяином».

***

19 февраля 1861 года в Петербурге император Александр IIподписал высочайший манифест об отмене крепостного права, это дало ему имя «царя-освободителя», а помещичьим крестьянам всей страны возможность заиметь в собственность землю, перестать работать на помещика и обрабатывать свою пашню, да и самим просто называться по имени, отчеству и фамилии. А не быть статистической единицей, ничего не имеющей – ни прав, ни имущества, «душой» в казённых отчётах. С этой даты для покровцов начинается трудный и долгий путь от названия «владельческие крестьяне» к «крестьяне-собственники» ...

Эта гигантская реформа в России многое меняла. Основные этапы для жителей деревни сводились к следующему: во-первых, образовывались сельские общества. Это образованное наименьшее административное деление имело право сельского схода, решения местных вопросов и наказания виновных в несущественных делах.

Следующей административной единицей была уже волость, в которой должно было быть от 300 до 2000 душ мужского пола. И создаваемое в ней волостное правление имело право решать почти все вопросы в меру своих возможностей.

В каждом сельском обществе выбирались жителями сельский староста и его кандидат (помощник), добросовестные (т.е. одни из самых уважаемых и ответственных, те, кому доверяли жители и могли на него положиться в решении любых вопросов) и выборные на волостные сходы. В масштабах волости выбирался волостной старшина с помощником и волостные судьи.

Самый крупный населённый пункт становился центром волости, и по его названию образовывалась волость – так и образовалась Песоченская волость с центром в селе Песоченский завод Жиздринского уезда Калужской губернии. Образование было закончено 20 июля 1861 года. Наверное, эту дату и можно считать образованием всего нынешнего Кировского района Калужской области.

Продолжение читайте в следующем номере.