Сегодня: среда 17 августа 2022 г.

С верой в настоящего человека

№№28-30 16 марта 2018 г.

Известный русский советский прозаик, мемуарист, публицист и общественный деятель Борис Николаевич Полевой (настоящая фамилия Кампов) родился 17(4) марта 1908 г. в Москве в семье юриста и врача. В 1913г. семья переехала в Тверь, где прошло детство и юность будущего писателя. В автобиографии, написанной в 1958 г. он подчеркнул: «… вырос, учился, приобщился к журналистской профессии, написал первую книгу в Твери и потому сейчас не без основания считаю себя тверяком…»

Отец Бориса умер в 1916 г., мать работала врачом в больнице при текстильной фабрике Морозовых (после 1922 г. – фабрика «Тверская пролетарская мануфактура», или по-простому «Пролетарка»). Впоследствии мир фабричного двора, картины рабочего быта, образы знакомых тверяков появятся на страницах многих романов писателя.

В школьные годы у Бориса пробудилась тяга к журналистике, и в сатирическом отделе школьной стенгазеты под псевдонимом «Б.Овод» стали появляться его острые фельетоны.

Первая заметка Б.Кампова (семь с половиной строк и без подписи автора) была напечатана в газете «Тверская правда» в 1922 г., когда он был учеником 6 класса. В ней говорилось о посещении их школы поэтом-крестьянином С.Д.Дрожжиным. После этого он начал помещать в «Тверской правде» информации и зарисовки из городской жизни. Вскоре, по предложению ее редактора А.И.Капустина, школьник Борис Кампов стал подписывать свои материалы псевдонимом «Полевой».

После школы Б.Н.Полевой окончил промышленно-экономический техникум и затем в 1926-1928 г.г. работал лаборантом, сменным мастером, начальником цеха на каустическом заводе при текстильной фабрике «Пролетарка». Одновременно он сотрудничал с тверскими газетами и руководил фабричной группой рабкоров. В 1928 г. Б.Н.Полевой уволился с фабрики и перешел на постоянную работу в недавно основанную областную молодежную газету «Смена». С этого времени и вплоть до 1941г. в «Тверской правде», «Тверской деревне», «Смене» и журнале «В наши дни» публикуются многочисленные корреспонденции, статьи и очерки Б.Полевого. Помимо этого, Б.Н.Полевой активно участвует и в литературной жизни Твери: входит в Тверскую ассоциацию пролетарских писателей (ТАПП) и «литературную группу».

В 1940 году писатель стал коммунистом. В 1941-1945 г. Б.Н.Полевой постоянно находился в действующей армии, с октября 1941г. – в качестве военного корреспондента газеты «Правда». Пройдя боевой путь от Калинина (Твери) до Берлина и Праги, он создал многочисленные военные очерки, репортажи, корреспонденции, рассказы, которые, запечатлев суровую реальность войны и героизм нашего народа в борьбе с фашизмом, они стали затем основой книги «Мы – советские люди».

Б.Н. Полевой был не только смелым репортером, но и солдатом, не боявшимся передовой. Он летал на бомбардировщике дальнего действия на бомбежку германских городов, был под Сталинградом, в партизанских отрядах в тылу врага, на Курской дуге, в Польше и на Карпатах. А в мае 1945 года Б.Н.Полевой по заданию командования на самолете «У-2» приземляется на стадионе в центре сражающейся Праги и сообщает повстанцам о продвижении к городу советских танковых армий. Здесь, под огнем немцев, он сначала передал в штаб фронта информацию об обстановке в городе, а затем – статью в газету «Правда», диктуя ее строки по заметкам, наспех сделанным на папиросной коробке.

Наибольшую писательскую известность и славу Б.Н.Полевому принесла «Повесть о настоящем человеке», опубликованная в 1946г. в журнале «Октябрь», а в 1947г. отдельным изданием. Ее герой – военный летчик, лейтенант А.П.Маресьев (в повести – Мересьев). Корреспондент «Правды» Борис Полевой встретился в годы Великой Отечественной войны с летчиком Алексеем Маресьевым и был поражен, когда увидел, что этот ас сражается с фашистскими «орлами Геринга» после тяжелого ранения, без ступней обеих ног. Полевому удалось вызвать Маресьева на откровенность, и тот всю ночь рассказывал писателю свою «одиссею».

В 1946 году, находясь в качестве специального корреспондента на Нюрнбергском процессе во время допроса Германа Геринга, Борис Николаевич Полевой услышал из уст «второго наци Германии» следующее признание:

«…мы поступили опрометчиво, потому что, как выяснилось в ходе войны, мы многое не знали, а о многом не могли и подозревать. Главное, мы не знали и не поняли советских русских. Они были и останутся загадкой. Никакая самая хорошая агентура не может раскрыть истинного военного потенциала Советов. Я говорю о людях, а русский человек всегда был загадкой для иностранцев. Наполеон тоже его не понял. Мы лишь повторили ошибку Наполеона…»

Откровение Геринга окончательно подвигло писателя на создание произведения «Повесть о настоящем человеке». Книга была создана на основе записанного рассказа Алексея Маресьева, который послужил прототипом главного героя.

С героем повести Алексеем Мересьевым мы знакомимся весной 1942 года, когда в тяжелых боях под Старой Руссой был подбит его самолет. Летчик остался жив, однако обе ноги его были перебиты. Мересьев оказался в тылу у немцев, в глухом заповедном лесу, вдали от селений и людей: так начался путь его испытаний.

Незадолго до смерти реального летчика Алексея Петровича Маресьева спросили, что двигало им в эти страшные минуты. Маресьев, который никогда не любил громких слов, ответил просто: «Желание жить!..»

Увиденные Алексеем в лесу жуткие следы недавних боев, сожженная дотла деревушка, рождают в нем благородную ярость мщения: «В сердце его накипала тягучая и жуткая тоска. Не пускать, не пускать их дальше! Драться, драться с ними, пока есть силы…» И это чувство помогает двигаться немощному телу до тех пор, пока сознание не оставляет его. Восемнадцать суток пробирался Алексей по лесу, превозмогая боль. Он сумел выжить, был найден и отправлен на лечение в московский госпиталь.

Следующее испытание, которое пришлось перенести Алексею, - ампутация. Это трагедия для любого человека. «Страшно почувствовать себя увечным, выброшенным из жизни. Тяжело пережил это и Алексей – замкнулся, ушел в себя. Его мучила мысль о физической неполноценности, пугало горе матери, грызли сомнения, имеет ли он право на любовь. Положение усугублялось и другим: Мересьев не допускал мысли, что может оказаться в стороне от борьбы с фашизмом, в которой участвовала вся страна, а единственным местом в борьбе, на котором он мог представить себя, была авиация. Редкая сила духа не позволила ему впасть в отчаяние, редкая сила воли помогла ему осуществить свою мечту – вернуться к любимому делу после ампутации ступней».

Одиночке это не удалось бы. Писатель воспроизводит общественную атмосферу времени. С кем только не повстречался Мересьев. Это и жители «подземной деревни», и его спасители – мальчишки, которые нашли Алексея, дед Михайла, который привез его из леса. Это соседи по палате: лейтенант Кукушкин, танкист Гвоздев, летчик Стручков, снайпер Степан Иванович, комиссар Семен Воробьев.

Любопытно отметить, что, за исключением Мересьева, Гвоздева и мальчишек, другие из названных персонажей – вымышленные. Между тем им в повести отведена весьма существенная роль, в особенности Воробьеву.

Семёна Воробьева мы застаем в последние дни его жизни, в госпитале. Комиссар «умел найти ключики» ко всем раненым. Перепробовал разные средства, чтобы помочь Мересьеву преодолеть тревогу и подавленность. После нескольких неудач предпринял «обходной маневр». В палате появился иллюстрированный журнал времен первой мировой войны со статьей о летчике Карповиче – он потерял ногу, но продолжал летать. Наверное, журнальная корреспонденция давних лет не могла бы иметь такого воздействия на Мересьева, если бы его биография комсомольца, коммуниста, кадрового военного не служила воспитанию мужества. Алексей Мересьев – сын советского общества, «еще в ранней юности привыкший осмысливать свою жизнь». Вся она, «все его волнения, радости, все его планы на будущее и весь его настоящий жизненный успех – все было связано с авиацией». Так неужели выбыть из общих дел «оставаться бескрылой птицей»? Когда Воробьев напомнил ему о чувстве советского патриотизма, Мересьев нашел выход.

Постигая природу нашего общества, советская литература внимательно прослеживает духовные связи, соединяющие старшее и молодое поколения, идейных наставников и их последователей. Эту же творческую задачу решал Борис Полевой. В день похорон Воробьева один из раненых сказал:

«- Настоящего человека хоронят… Большевика хоронят».

И Мересьев запомнил это: настоящего человека. Лучше, пожалуй, и не назовешь Комиссара. И очень захотелось Алексею стать настоящим человеком, таким же, как тот, кого увезли в последний путь.

Алексей Мересьев совершает свой подвиг не в одно мгновение. Подвигом стали недели, которые провел летчик один в лесу – наедине с болью, отчаянием и ненавистью к тем, кто пришел на эту землю, чтобы жечь, убивать и грабить. Подвигом стали месяцы жизни в госпитале, когда, победив отчаяние, этот человек привыкает к неимоверным каждодневным усилиям, чтобы вернуться к образу жизни, казалось бы, немыслимому для него теперь, когда он лишился ног. Подвигом становятся годы, когда он, добившись возвращения в истребительный полк, до конца прошел путь войны, ни на секунду не забывая, что он настоящий советский человек.

Неизбывная вера в настоящего человека вдохновила писателя на лучшие его произведения, вошедшие в золотой фонд советской литературы. Военные впечатления легли в основу книг: «от Белгорода до Карпат» (1945), «Мы – советские люди» (1948), «Золото» (1949-1950), четырех книг военных мемуаров «Эти четыре года». Менее известны материалы о его присутствии на казни по приговору Нюрнбергского процесса «В конце концов» (1969).

Б.Н.Полевой умер 12 июля 1981 года. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Раиса КЫЛИНА.

Городская библиотека №1.