Сегодня: вторник 24 мая 2022 г.

Серебряная вязь

№№40-42 13 апреля 2018 г.

Разговор

Офис строительной компании. Кабинет директора. Вечер.
Директор поговорил по телефону и вышел, прикрыв дверь. Тут же заглянула техслужащая, убедилась, что никого нет, и начала уборку в кабинете. Убрала, огляделась: «Все в порядке!», - и выключила свет.
- Наконец-то тишина, – проговорил стул, стоящий у стены в ряду с остальными стульями. - Целый день нас таскали туда-сюда, то в актовый зал, то к столу директора.
- И не говори, – согласился его приземистый сосед. - Меня в актовый зал недавно взяли (день строителя отмечали), так, думал, развалюсь, пинали туда-сюда, а потом одной дамочке кавалера не хватило, так она меня подхватила и давай танцевать, чуть шурупы не открутились.
- А это безобразие, когда они свою одежду на нас бросают. Ведь есть напольная деревянная вешалка.
- То и есть, что деревянная, а не железная – проворчала вешалка. – Когда у директора совещание, навешают своей одежды, я даже в обморок падаю.

- Ты в обморок, а мы, стулья, страдаем, вешают свою одежду нам на спинку.- А сегодня слесарь Иванов повесил свой бушлат, думал, развалюсь от тяжести. И чего только в кармане не таскает! Но я изловчился и скинул его бушлат. Там ключи загремели. Люди часто находят свою одежду под стульями. Думают, мимо положили, а это мы, стулья, их сбрасываем, - стул засмеялся.
- Если уж вам плохо, то что говорить мне – офисному креслу. Вы видели директора? У него все 150 килограммов! Как сядет, у меня вся обшивка трещит, а то ещё секретаршу на колени посадит. (Смеются). Нет, когда-нибудь мои пружины не выдержат – лопнут.
Все притихли. Где-то за плинтусом скреблась мышь. Чуть погодя заговорил стул, стоящий возле подсобки.
- А мне бабушка-табуретка рассказывала (кстати, ей сто лет, она и сейчас в подсобке стоит), как мебель берегли, на стулья чехлы надевали, на табуретки вязали разноцветные «кружки». Деток маленьких ставили стихи рассказывать.
- А по нам сегодня уборщица прыгала со щеткой, шторы закрывала, ведь лестница в подсобке есть, так нет, как каток – туда-сюда по стульям!
- Прошу меня не трогать, – возмутилась щетка, - я устала, столько убиралась.
- А тебя никто и не трогает, стой в углу, обнимайся с совком.
- Прошу не оскорблять мою даму, - возмутился совок.

- Замолчите! – вскрикнул стол и топнул ножкой, оттуда вылетела подложка (старая коробка из-под монпансье) для равновесия.
- Крышка от вас болит, целый день телефоны звонят, дрожит всё. Да ещё нотацию слесарю Иванову читал директор, кулаком по крышке стучал. Дайте отдохнуть, завтра опять новый день.
Все затихли. Сквозь неплотно задвинутые шторы виднелись звезды. Проезжающие машины освещали кабинет. В углу вздыхал холодильник. Ему тоже, наверное, было, что рассказать. Но, боясь директорского стола, он только прочищал горло, не рискуя начать свою историю…

Елена КЛОЧКОВА.



В магазине «Минералы»


В магазине «Минералы»,
Там, где множество камней,
Я смотрела, выбирала,
Что нужней душе моей.

И огранка, и окраска
У камней вся разная:
Тот сияет, словно сказка,
А другой, как смазанный.
Голубого неба цвет
Бирюзой зовётся,
Изумруд, что краше нет,
Мне судьбой даётся!
По планетам, по судьбе
Камни все расписаны.
Выбирай лишь те себе,
Что в душе нанизаны.
Цвет граната, словно кровь,
Но скажу – опасен.
Разбивает он любовь,
Как бы не прекрасен.

В желтом цвете янтаря
Светит утра нам заря,
В камне именем агат
Ночь скорее, не закат.
Нежный камушек опал
Кто-то тоже выбирал.
А вот есть такой – берилл,

Может, кто и вам дарил!
Так стояла, выбирала.
Камни «Девы» отыскала,
Только как-то по цене
Не подходят они мне!

Про козла Федота

Раз захотел козёл Федот

Залезть в соседний огород.

Настал момент, попутал бес –

Он через изгородь пролез.

Ел с аппетитом, не спеша,

Капуста больно хороша!

Наелся вдоволь наш Федот,

Домой направился, и вот

Прошёл морковь, петрушку, лук,

Как вдруг раздался рядом стук.

Соседский дед варил обед,

А под рукой петрушки нет.

Решил сорвать немного он

И был немало удивлён,

Увидев белого козла.

Рука невольно поползла

К огромной палке у забора,

И он огрел той палкой вора.

Огрел Федота он со зла,

Отнялись ноги у козла.

Лежит козёл, не шевелится,

А дед бранится, и бранится:

«Тебя я нынче проучу.

И вот, что я сказать хочу.

Тебе наука наперёд,

Как лезть в соседский огород».

Мораль сей басни такова:

Запомни дедовы слова!

Нина Бойцова.

Он сказал, что он женатый…

Он сказал, что он женатый
И не может развестись.

Нам не повернуть обратно,
Не изменить нам нашу жизнь.
Мы встречаемся с ним тайно,
От чужих таимся глаз.
И объятья, как дурманы,
Час вечерний – наш лишь час.
Звезды только освещают
Наши встречи иногда,
И о нем никто не знает,
Не узнает никогда.
Как признаться, что украдкой
Я краду чужое счастье?
С ним любви минуты сладки,
Только на душе ненастье.
Раньше встретить его мне бы,
Да теперь уж ни к чему
Размышлять. Темнеет небо.
Я опять бегу к нему.

Надежда Синёва.


Да, было больно…


Привет, друзья! Я снова с вами!
Лежал в больнице десять дней.
Хотя физически был слабым,
Зато душой поздоровел.
В палатах видел стоны, боли.
И сам стонал, не в силах мочь,
Когда укол в меня кололи,
Иглу вонзая в з… плоть.
Да, было больно, нестерпимо.
Но все страдания – не зря.
Стал от страданий я счастливей.
Желаю счастья вам, друзья!

О. Никитин.